Лешек Колаковский, сказки

Лешек Колаковский (1927—2009) — одна из наиболее крупных фигур польской философии. Занимался историей философии, философией религии и европейской культуры. Эссеист, публицист, прозаик, автор философских сказок. Один из основателей Варшавской школы историков идей. Кавалер Ордена Белого орла (высшая государственная награда Польши, один из старейших польских орденов).

У Лешека Колаковского есть сборник философских сказок «13 сказок Королевства Лайлонии для больших и маленьких» (на самом деле сказок четырнадцать, но одну не пропустила цензура, и она была опубликована позже). Как-то переводческий семинар Ксении Яковлевны Старосельской, участники которого теперь в основном и переводят для «Голода», решил сделать эту книжку на русском языке в память о своей коллеге Ольге Катречко — она собиралась перевести «Лайлонию», но не успела… Книга давно готова и отредактирована. Издатель пока не найден. И мы хотим опубликовать несколько текстов из сборника — чтобы познакомить с этими замечательными сказками и читателей, и возможных издателей. Перед вами — третья сказка. Первую можно прочитать здесь, а вторую — здесь.

 

Перевод с польского: София Равва

 

Снимок экрана 2019-05-18 в 2.15.56.png

Гиом продавал малиновое мороженое в городе Батум. Он был человек молодой, а жена его Мек-Мек — еще моложе. Но Гиом считал, что у молодых людей в Лайлонии нет шансов занять хорошую должность. Поэтому он решил стать пожилым человеком и хорошенько обдумал все, что для этого потребуется.
— Мек-Мек, — сказал он жене, — я решил стать пожилым человеком.
— И думать не смей! — воскликнула Мек-Мек. — Не хочу, чтобы у меня был муж-старик.
— Я отпущу длинную бороду и усы, — продолжал Гиом.
— Исключено! — твердо заявила Мек-Мек.
— Буду ходить с зонтом.
— Даже не думай!
— Буду носить котелок.
— Ну уж нет!
— Буду ходить в галошах.
— Только через мой труп!
— Буду носить очки.
— Не может быть и речи!
— Что ты, Мек-Мек, ну сама посуди! Ты ведь знаешь: пожилые мужчины в Лайлонии занимают солидные должности и прилично зарабатывают.
— Да не нужны мне никакие должности! Я категорически запрещаю тебе становиться пожилым человеком.
— Ладно, нет, так нет, — сказал Гиом. А сам подумал, что найдет способ убедить Мек-Мек или, на худой конец, обманет ее и станет пожилым человеком, а Мек-Мек вообще ничего не заметит.
На следующий день Гиом приступил к осуществлению своего плана. Накупил кучу розовых пластырей и заклеил ими нижнюю часть лица, где растут борода и усы: теперь борода и усы будут расти под пластырем, решил он, и жена ничего не увидит. Еще он купил зонт, а чтобы носить его незаметно — футляр для контрабаса, куда зонт и засунул. Купил котелок, но, чтобы его скрыть, напялил сверху большое жестяное мусорное ведро. Не слишком удобно, зато котелка не видно. Наконец, надел галоши, а поверх — плетеные лукошки, выкрашенные для отвода глаз в красный цвет, которые привязал к ногам веревочками. Напоследок он нацепил очки и спрятал их под противогазом, от которого за ненадобностью оторвал нижнюю часть.
Гиом был очень доволен. В таком виде он и ходил по городу: снизу лицо заклеено пластырем, а сверху прикрыто частью противогазной шлем-маски, на голове — ведро, на ногах — плетеные лукошки, в руке — футляр от контрабаса. Мек-Мек даже не заметила, что Гиом ее обманул, разгуливала с ним и считала, что муж у нее по-прежнему молодой человек, хотя на самом деле он был бородатый, в очках, с зонтом, в галошах и котелке.
Вскоре, однако, стало ясно, что Гиом своей цели не достиг. Мек-Мек действительно не заметила, что он превратился в пожилого человека, но и другие тоже этого не замечали, ведь они не видели ни бороды, ни котелка, ни галош, ни очков, ни зонта. И когда Гиом шел по улице, никто не думал, что идет пожилой человек, — все принимали его за обыкновенного молодого человека. Только некоторые знакомые говорили, что в последнее время он несколько бледноват. Несмотря на все старания, Гиом так и не получил приличной должности: куда бы он ни обращался в поисках новой работы, везде ему отвечали: «Вы еще слишком молоды, рано вам занимать такую должность. Вот если бы у вас была борода, очки, зонт, котелок, тогда другое дело. А так…»
Ничего у Гиома не получалось, и он по-прежнему продавал малиновое мороженое, однако не отказался от мысли выглядеть старше. В голову ему пришла новая идея. Гиом сделал две жестяные таблички с надписью «ПОЖИЛОЙ ЧЕЛОВЕК» и повесил одну на спину, а другую на живот, чтобы каждый, с какой бы стороны на него ни посмотрел, сразу понимал, с кем имеет дело. Увы, и это не помогло. Люди, правда, читали таблички, но, поглядев на Гиома, говорили: «Какой же это пожилой человек! Он молодой, у него нет ни бороды, ни усов, ни очков, ни котелка, ни зонтика. Нет, приятель, нас не обманешь, ты — обыкновенный молодой человек».
Гиом очень горевал из-за своих неудач. Ему так надоели напрасные старания, что, собравшись с духом, он сорвал пластыри, под которыми успели вырасти борода и усы, стянул противогаз, скинул ведро с головы и лукошки с ног, вынул зонт из футляра от контрабаса и в таком виде, бородатый, в очках, котелке и с зонтиком, однажды утром предстал перед своей женой Мек-Мек.
Мек-Мек, увидев его, вскрикнула в ужасе:
— Гиом, что с тобой? Ты выглядишь, как огородное чучело! Ты стал пожилым человеком! А ведь я умоляла тебя этого не делать! — И горько заплакала.
— Мек-Мек, любимая, успокойся, — утешал ее Гиом. — Я сделал это ради тебя, мне хотелось получить приличную должность и больше зарабатывать. Тогда я смог бы покупать тебе гораздо больше духов и помады.
Но Мек-Мек продолжала плакать и плакала так долго, что Гиом, расстроившись, ушел из дома, чтобы не слышать ее рыданий. Они целых три дня дулись друг на дружку и даже перестали разговаривать. Гиом немного пожалел о своем поступке, но поздно: у него уже была борода, очки на носу, галоши на ногах, зонт в руке и котелок на голове. И исправить ничего было нельзя.
В общем, Гиом стал пожилым человеком, и прохожие на улице именно так его воспринимали. Он даже снял ненужные таблички со спины и живота, ведь каждый и без того видел, что Гиом — человек в возрасте. Он принялся искать новую работу, и вскоре ему удалось устроиться в большой отель вынимателем цветов из ваз. Теперь он хорошо зарабатывал, пользовался всеобщим уважением и был доволен. Чтобы убедить Мек-Мек в пользе от своего превращения, Гиом купил ей очень много помады, и Мек-Мек могла отныне мазаться ею с ног до головы, а не только, как прежде, красить губы. И она признала, что Гиом поступил правильно, ведь теперь она ходит по городу вся в красной помаде, и люди видят: перед ними не абы кто, а жена вынимателя цветов из ваз в очень большом отеле.
Но однажды случилась беда. Утром Гиом пошел, как частенько делал, поплавать в бассейне. Зонт, котелок, очки и галоши он оставил на бортике, а сам прыгнул в воду. Когда же вернулся, с ужасом обнаружил, что все украдено. Гиом впал в отчаяние, но пора было идти на работу, и он пошел — без котелка, зонта, очков и галош. Радовался, что хоть борода осталась. Однако директор отеля, увидев его, очень удивился.
— Гиом, — сказал он, — я гляжу, вы помолодели! А ведь вам известно: у нас в отеле на ответственную должность вынимателя цветов из ваз берут только пожилых людей. Вы уволены!
— Но у меня же есть борода и усы! — вскричал Гиом в отчаянии.
— Бороды и усов для пожилого человека недостаточно, — твердо возразил директор. — Где ваш котелок, очки, галоши и зонт? Какой вы без них пожилой человек?!
Гиом вышел взбешенный. Он так разозлился, что пошел к парикмахеру и велел, чтобы тот сбрил ему бороду и усы. Гиом решил: всё, он снова станет молодым человеком. Но когда, побрившись, вернулся домой, Мек-Мек всплеснула руками:
— Гиом, — закричала она, — ты опять стал молодым человеком! Думаешь, я на это соглашусь?
— Мек-Мек, — сказал Гиом, — ведь ты не хотела, чтобы я стал пожилым.
— Ну а где я возьму столько помады, чтобы краситься с головы до ног?! Молодым ты не будешь зарабатывать достаточно, чтобы покупать мне помаду.
Потом Мек-Мек категорически заявила, что не желает иметь в качестве мужа молодого человека. Она бросила Гиома и вышла за одного пожилого господина, который много зарабатывал, поскольку причесывал такс в парикмахерской для собак и был известен как лучший причесыватель такс во всей Лайлонии. Гиом остался один и опять продавал малиновое мороженое.
На этом история могла бы закончиться, если бы не кое-какие неожиданные обстоятельства. Через несколько недель после того, как Гиом опять стал молодым человеком, полиция поймала вора, который в свое время украл котелок, зонт, галоши и очки, принадлежавшие Гиому. Все эти вещи у вора отобрали и вернули владельцу. Обрадованный Гиом надел галоши, очки и котелок, взял в руку зонт и отправился к директору отеля, в котором когда-то работал. И попросился на прежнее место — ведь он опять стал пожилым человеком. Но директора его просьба очень удивила:
— Погодите, Гиом, — сказал он, — ведь у вас нет ни бороды, ни усов.
— Зато у меня есть котелок, очки, галоши и зонт!
— Котелок, очки, галоши и зонт еще не делают человека старше — решительно заявил директор. — Только борода и усы! Какой вы без них пожилой человек?!
Гиом ушел очень расстроенный: опять ему не удалось стать пожилым человеком! Он поспешил к Мек-Мек с просьбой к нему вернуться, поскольку теперь он опять пожилой человек (что не было правдой, хотя он так сказал). Но Мек-Мек мигом обнаружила обман, подняла его на смех и заявила, что не хочет быть женой человека, у которого нет ни бороды, ни усов и который только прикидывается пожилым. Гиом, опечалившись, вернулся домой и четыре часа настойчиво пытался отпустить бороду и усы. Но безрезультатно. Между тем пришла новая беда. Гиому сказали, что он уже не может работать продавцом малинового мороженого: на эту должность принимают только молодых людей, а нельзя быть уверенным, что Гиом — не пожилой человек, ведь у него налицо котелок, очки, галоши и зонт, и, хотя нет бороды и усов, ситуация выглядит двусмысленной.
Оставшись без работы, Гиом решил стать младенцем: должен же он чем-то питаться, а младенцу всякий захочет помочь. Он улегся в парке на пеленку, махал руками, сучил ногами и притворялся подкидышем, надеясь, что кто-нибудь его подберет и накормит. Увы, его выдал котелок, который он забыл снять, хотя и выбросил очки, галоши и зонт. Полицейский, нашедший Гиома в парке, сразу понял, что никакой он не младенец, и строго приказал ему перестать притворяться. Гиом вернулся домой и со злости стал жевать котелок, который опозорил его, выдав полицейскому. Не помогли ни просьбы, ни слезы: за несколько минут котелок был съеден.
С тех пор жизнь Гиома превратилась в мучение. Он постоянно менялся, пытаясь стать то пожилым, то молодым, то младенцем. Но каждый раз чего-то у него не хватало, обман обнаруживался, кое-кто еще и кричал на Гиома, и угрожал ему. Ничего из его ухищрений не выходило, и Гиом по сей день, несмотря на неудачи, меняет свой облик и переодевается то так, то эдак.
Гиом и вправду очень несчастен. И если вам случится увидеть в парке орущего младенца, пусть даже в котелке или в галошах, позаботьтесь о нем. Ведь это Гиом, который хочет, чтобы кто-нибудь его пригрел и накормил.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.